Make your own free website on Tripod.com

Глава 3

О боевых действиях Советской Армии и Вермахта в отсутствие японской армии

 

Вернемся к Японии.

Итак, "День 'М'", глава 5, "Про плохого Молотова и хорошего Литвинова":

"… Война – лишь один из инструментов внешней политики Войны выигрываются прежде всего политикой. Нужно найти хороших, надежных, богатых, мощных и щедрых союзников, нужно поставить союзников в такое положение, чтобы они помогали в любой ситуации, независимо от того, подписаны с ними договора или нет. Нужно так представить себя, чтобы все верили: Советский Союз всех боится, Советский Союз – невинная жертва, Советский Союз хочет мира и только мира, если Советский Союз захватывает чужие территории, если советские чекисты стреляют людей тысячами, так это – ради прогресса. Дипломатия должна так работать, чтобы Сталин подписал договор с Гитлером, но чтобы все считали Гитлера агрессором и захватчиком, а Сталина – жертвой. Чтобы все думали, будто Сталин идет на такой шаг вынужденно, и другого выхода у него нет.

Если дипломаты выиграют, то генералам останется только довершить... Но если дипломаты проиграют, если мир будет видеть в вашей стране только агрессора, который стремится к покорению соседей, то вашим генералам придется туго.

Молотов оказался великим дипломатом. Поставленную задачу выполнил, на политическом фронте победил.

Без победы на политическом фронте победа в бою или невозможна, или бесполезна. Гитлер проиграл в сфере большой политики еще до того, как заговорили пушки. Надо было не скрывать концлагеря, а показать их всему миру, объявив, что они созданы ради прогресса. Надо было захватывать соседние земли, но представлять так, что это жестокая необходимость. Мы бы не хотели, но вынуждены. Надо было искать союзников за океаном, богатых, сильных и щедрых."

Гитлер проиграл прежде всего из-за маниакального стремления к мировому господству, из-за того, что вследствие такого стремления почти весь мир воевал против его режима на стороне Советского Союза (и в основном – Америка и Британия), а уже потом – из-за "сферы большой политики" и прочего.

"А еще надо было играть комедию: сам Гитлер человек хороший и добрый, и если бы все от него зависело. – Жаль, что рядом с ним такой несговорчивый злодей Риббентроп. В сфере большой политики Гитлеру и Риббентропу следовало учиться у Сталина и Молотова."

Возможно. Но… "Что русскому здорово, то немцу смерть". А вот японской глупости и нерешительности – дивиться. Интересно, как Суворов сейчас называл бы Гитлера, если бы Япония напала на Советский Союз с востока и если бы война продлилась до, скажем, 1947 года, завершившись поражением коммунистического Союза и серьезным ослаблением его основных врагов, которым американцы и англичане нанесли бы завешающие удары "в спину" и уничтожили бы существовавшие там милитаристские режимы?

Заметим, что война и так завершилась полным разгромом Германии и Японии, НО. На карте мира сохранилось хоть и ослабленное, но по-прежнему сверхмилитаризованное коммунистическое государство Советский Союз, плюс захваченные им государства Восточной Европы (превращенные им в коммунистические), плюс огромный коммунистический Китай, ныне угрожающий спокойствию во всем Восточном полушарии (впрочем, он начал угрожать этому спокойствию непосредственно с момента своего образования, поддержав коммунистов Северной Кореи), плюс Северная Корея, плюс Северный Вьетнам, впоследствии поглотивший Вьетнам Южный.

Здесь и ниже цитируется"Очищение", за исключением особо оговоренных случаев. Глава "Отрезвление" (из "Вместо предисловия"):

"…Сталин задолго до войны понимал, что надо отрезать от Германии Румынию, затем Венгрию и Австрию. Именно этим и заняты его маршалы. Для отражения советского наступления в Венгрию были брошены лучшие соединения Германий: 6-я танковая армия СС, вооруженная самыми лучшими танками. Во главе ее – лучший на тот момент немецкий танкист 3. Дитрих, кавалер Рыцарского креста с бриллиантами. В составе ударной группировки элита элит – Лейбштандарт "Адольф Гитлер", то есть личная гитлеровская дивизия СС. Красота: на черных пилотках с белым кантом – серебряные черепа, на рукавах по черному сукну – серебряная нашивка с именем фюрера. Геббельс с немецкой аккуратностью фиксирует события: "На венгерском участке фронта обстановка принимает очень критический характер". "В Венгрии обстановка стала ужасной. Здесь мы оказались в серьезнейшем кризисе, который, как уже говорилось, чреват угрозой потери венгерского нефтедобывающего района".

См. выше о соотношении сил: Союзники против Германии и ее союзников. А вы бы как повели себя на месте Германии и ее некоторых союзников при подобном соотношении сил?

"Читаю это со злорадством: наши неполноценные унтерменши, недочеловеки, высшей расе морду расквасили! И если удар в Венгрию – это проявление стратегической гениальности, то гениальность товарищем Сталиным проявлена."

"Удар в Венгрию" – проявление огромного численного превосходства, а отнюдь не "гениальности" Сталина (Сталин был гением в совсем другой сфере). Сомневающиеся пусть зададут себе вопрос:

Что же в июне 1941 года этой гениальности не было ни слуху ни духу? Почему Советский Союз сам не нанес удар этак 15 июня 1941 года. Война бы закончилась этак через полгода "триумфальным шествием" Советской Армии. Суворов на это отвечает, что-де самолетов не было (глава 21, "Как тюремную пайку уравнять с кремлевским пайком?", часть 6):

"Германская авиация нанесла внезапный удар по советским аэродромам, и это имело самые страшные последствия. Даже без боеприпасов, даже без топлива и запчастей, даже после потери тысяч танков у границ и в эшелонах мощь советских танковых войск была циклопической. Но противник господствует в воздухе. Советские разведывательные самолеты не могут подняться в небо. А если и поднимутся, их сбивают. Нашему советскому циклопу выбили глаз. Без разведывательных самолетов он не видит ничего. Другие виды разведки в этой ситуации не помогут: пока шпионы передадут свои микропленки... В скоротечном танковом бою нужно знать именно в данный момент, что делает противник, куда повернули его танковые клинья. Но наш циклоп слеп. Он машет стальными кулаками и ревет в бессильной ярости. У немцев было потрясающе мало танков, все немецкие танки были устаревшими. Но они зрячие, а мы слепые.".

Но самолеты-то как раз таки были! Вермахт внезапным нападением сумел уничтожить только 1200 самолетов (к 12-ти часам дня 22 июня), а что делали после 12 часов дня 22 июня остальные советские самолеты, коих было свыше 10 тысяч, и что делали их пилоты? Что делали хваленые штурмовики-истребители "Ил-16", у которых был уникальный почти неуязвимый броневой корпус и превосходное вооружение (вот как сам Суворов описывает сей шедевр конструкторской мысли, заодно с его собратом И-2:

"По огневой мощи И-16 в два раза превосходил "Мессершмидт-109Е" и почти в три раза "Спитфайр-1". Среди всех предвоенных истребителей [истребителей!] мира И-16 был уникален в том смысле, что только он один имел броневую защиту вокруг пилота..." (A. Price. World War II Fighter Conflict. P. 18-21). К этому надо добавить, что в августе 1939 года советские истребители впервые в мире в качестве оружия использовали в боевой обстановке ракеты. Надо добавить еще, что советские конструкторы уже создавали единственный в мире самолет с бронированным корпусом – настоящий летающий танк Ил-2, который имел сверхмощное, по любым стандартам, вооружение, включая 8 реактивных снарядов" ("Ледокол", глава 3, "Зачем коммунистам оружие")?

Чего не было, так это РАДИОСВЯЗИ и ПОНИМАНИЯ ОБСТАНОВКИ. См. соответствующие главы (12, "Когда радиосвязь – главная причина всех бед: Вермахт против Советской Армии" и 14, "'Выдающиеся советские полководцы', или "Оперативно-стратегический аврал").

Суворов отмечает, что "к оборонительной войне не готовились":

"Но неготовность к войне и неготовность к оборонительной войне – разные вещи. Объясняю. Глава сицилийской мафии двадцать лет ездил по улицам большого города без оружия и телохранителей. Его так боялись, что ни соперники, ни полиция, ни тем более честные граждане не могли нарушить его покой. На этом он и сгорел – его взяли без единого выстрела. У него не оказалось с собой даже пулемета. Если он вообще забыл о самозащите, разве из этого следует, что в области нападения он тоже ничего не делал? Как раз наоборот. Вся Италия дрожала, и кое-кто за пределами. Все его помыслы были направлены на захват и насилие, и эта направленность была ему лучшей защитой. Но она же сыграла с ним злую шутку: его агрессивности так боялись, он это так хорошо знал, что перестал заботиться о своей безопасности. Как Сталин. Другой пример. Китайцы возводили Великую китайскую стену на протяжении двух тысяч лет. А их соседи монголы не возводили ни стен, ни замков, ни крепостей. Чингисхан вообще никак к оборонительной войне не готовился. Разве из этого следует, что он был не готов к войне?" ("Последняя республика", глава 7, "Кто был автором легенды о неготовности Сталина к войне?")."

Все это верно. Остается заключить, что в Советском Союзе готовились к "увеселительной прогулке со всеми удобствами". За что и поплатились.

(Пример этого приводит сам же Суворов. "Ледокол", глава 3, "Зачем коммунистам оружие":

"Отчего во время войны советская авиация с первого дня уступила господство в воздухе? Ответ простой: большую часть советских летчиков, включая летчиков-истребителей, НЕ УЧИЛИ ВЕДЕНИЮ ВОЗДУШНЫХ БОЕВ. [Добавим: а тех, кого все же учили их ведению – учили не слишком хорошо.] Чему же их учили? Их учили наносить удары по наземным целям. Уставы советской истребительной и бомбардировочной авиации ориентировали советских летчиков на проведение одной грандиозной внезапной наступательной операции, в которой советская авиация одним ударом накроет всю авиацию противника на аэродромах и захватит господство в воздухе. Еще в 1929 году советский журнал "Война и революция" в фундаментальной статье "Начальный период войны" сделал вывод, который затем повторили советские авиационные уставы, включая уставы 1940 и 1941 годов: "Весьма выгодным представляется проявить инициативу и первыми напасть на врага. Проявивший инициативу нападением воздушного флота на аэродромы и ангары своего врага может потом рассчитывать на господство в воздухе".")

Отчего же такая уверенность, что Красную Армию никто не сможет упредить?.. Численный перевес иметь – это одно, а напасть первым – совершенно другое. Наоборот, кто имеет большой численный перевес, тот и должен опасаться, что его упредят, нанесут превентивный удар.

Предлагаем читателю самостоятельно, с учетом всего вышесказанного, ответить на вопрос: почему Красной Армией были проиграны с "разгромным счетом" операции под Харьковом и в Крыму в 1942 году, когда никто ни на кого внезапно не нападал и у сторон было время подготовиться?

Вот еше абзац из "Последней республики", упомянутая выше глава 7:

"Коммунистическая пропаганда отсылает нас к 22 июня 1941 года: вот она, неготовность! Прямо такие книги и писали "1941, 22 июня". Странный подход. Ну кто же судит о готовности к войне по первому дню? Судить по первому дню – это судить хоккейный поединок по первой шайбе. Ну забили. Бывает. Но давайте же до конца досмотрим! Цыплят по осени считают, готовность к войне – по результатам. О готовности к войне во все времена судили по последнему дню. У каждой стороны были плюсы и минусы в подготовке, и только последний день войны дает возможность подвести баланс всем плюсам и минусам. Давайте же вспомним май 1945 года, вспомним сожженный труп Гитлера, вспомним товарища Сталина, примеряющего новый мундир у зеркала, и зададим вопрос еще раз: кто же лучше подготовился к войне?"

Сильно сказано. Тогда давайте судить о готовности Японии по фактически последнему для нее месяцу войны, августу 1945 года (ибо локальные боевые действия против японских войск продолжалась еще до сентября 1945 года):

сожженная ядерной бомбардировкой Хиросима, деморализованная Квантунская армия терпит поражение под ударами советских войск, ядерная бомбардировка Нагасаки, и вот Япония капитулирует.

Вывод: Япония плохо подготовилась к войне.

Но в том весь вопрос, к какой войне? К войне с Америкой – да, плохо. А к войне с Советским Союзом, при поддержке Германии?

Продолжим препарацию "Очищения". Глава "Отрезвление":

"В нужный момент в нужном месте. Гениальный замысел на вершине – беспрекословное подчинение на всех нижестоящих ступенях. Операция великолепна и в замысле, и в исполнении."

Да, когда есть огромный численный перевес. И когда "союзники поневоле" изнуряют противника бомбардировками на Западе (подробнее – в главе 11, "О "прославленных" советских летчиках, или Кто выиграл войну с Германией?"). Обратите внимание при этом на то, что германские солдаты и офицеры продолжали оставаться гораздо лучшими специалистами в военном деле, чем их советские "коллеги". Посмотрите хотя бы списки асов Второй Мировой Войны и сравните, сколько времени готовили к боям советских и сколько – германских летчиков:

Летчик

Число сбитых самолетов противника

Летчик

Число сбитых самолетов противника

1 И.Н. Кожедуб

62

1 Эрих Хартман

352

2 А.И. Покрышкин

59

2 Герхард Баркхорн

301

3 Н.Д. Гуляев

57

3 Гюнтер Ралль

275

4 Г.А. Речкалов

56+5*

4 Отто Киттель

267

5 К.А. Евстигнеев

53+1

5 Вальтер Новотны

258

6 А.В. Ворожейкин

52

6 Вильгельм Батц

242

7 Д.Б. Глинка

50

7 Тео Вайссен-бергер

238

8 А.И. Колдунов

46

8 Эрих Рудорфер

222

9 Н.М. Скоморохов

46

9 Эрлер Хайнц

220

10 В.И. Попков

41

10 Генрих Бэр

220

Всего:

522

Всего:

2595


Источники:
“Герои Советского Союза. Краткий биографический словарь” в 2-х томах. М., 1987-1988; “Великая Отечественная война. Энциклопедия”. М., 1985; “Советские асы”, изд. “Восточный фронт”, М., 1996; “Энциклопедия Третьего Рейха”. М., 1996; Митчем С., Мюллер Дж. “Командиры “Третьего Рейха”. Смоленск, 1995; “Техника и оружие”, 1995, № 3-4; “Асы люфтваффе. Пилоты FW-190 на Восточном фронте”, изд. “Tornado”, Рига, 1997; “Асы люфтваффе. Пилоты Bf 109D/E 1939-1941 гг.”, изд. “Tornado”, Рига, 1997.

 

Лучшие асы-танкисты:

Германия:

1. Гауптштурмфюрер СС Михаэль Виттман (Sturmgeschutz III, PzKpfw YI "Tiger I) – 138 советских, американских и английских танков, 132 советских и американских САУ.
2. Лейтенант Отто Кариус (PzKpfw YI "Tiger I", PzKpfw YI "Tiger II")
150 советских танков и САУ.
3. Унтерштурмфюрер СС Карл Броманн ( PzKpfw YI "Tiger II") – 66 советских танков.
4. Оберштурмфюрер СС Эрнст Баркманн (PzKpfw Y "Panther") – 60 советских и американских танков.
5. Сержант Эрих Маусберг (PzKpfw YI "Tiger II") – 53 советских танка.

Советский Союз:

1. Лейтенант Дмитрий Лавриненко (танк "Т-34" – 52 танка и штурмовых орудия.
2. Ст. лейтенант Зиновий Колобанов (танк
"КВ") – 22 танка.
3. Лейтенант Семен Коновалов (танк
"КВ") – 16 танков и 2 бронеавтомобиля.
4-5. Лейтенанты Алексей Силачев и Максим Дмитриев – по 11 танков.

Источники:

Самсонов А.М. "Москва, 1941 год: от трагедии поражений - к великой победе". М., 1991; Энциклопедия "Великая Отечественная война. 1941-1945". М., 1985; "Техника и оружие", 1995, № 3-4, - Анатолий Докучаев "Боевые рекорды"; "Войска СС", Рига, "Tornado", 1997; Михаил Свирин "Штурмовое орудие "Sturmgeschutz III", "Армада", 1996; "Танковая дивизия Вермахта", АТФ, № 2001; "Sturmgeschutz III": история создания и применения", М., "Восточный фронт", 1995; "Пантера": история создания и применения", М., "Восточный фронт", 1995; "Тигр": история создания и применения", М., "Восточный фронт", 1995; "Королевский тигр": история создания и применения", М., "Восточный фронт", 1995; "Фердинанд" и другие штурмовые танки", М., "Восточный фронт", 1995; Митчем С., Мюллер Дж. "Командиры "Третьего Рейха". Смоленск, "Русич", 1995.

Вернемся к Суворову:

"А все потому, что Сталин навел в армии и государстве такой порядок, которому завидует не только Геббельс, но и сам Гитлер."

"А все" – из-за громадного численного перевеса Советского Союза и "союзников поневоле", и сопутствующей ему деморализации германских войск в конце войны. Вспомним, как вела себя Советская Армия летом 1941 года: разгромлены целые армии, потеряна (и досталась врагу) огромная часть боеприпасов (%85), потеряна вся Украина и часть территории России.

А вот насчет "порядка" в Советском государстве... Что же сам Суворов из такого "превосходного" "упорядоченного" государства сбежал?..

"Запись 5 марта: "Фюрер прав, говоря, что... Сталин своевременно провел эту реформу и поэтому пользуется сейчас ее выгодами. Если такая реформа будет навязана нам сегодня нашими поражениями, то для окончательного успеха она слишком запоздала". Под реформой и Геббельс, и Гитлер понимают очищение армии путем расстрелов. 28 марта: "Я подробно излагаю фюреру мысль о том, что в 1934 году мы, к сожалению, упустили из виду необходимость реформирования Вермахта, хотя для этого у нас была возможность. То, что хотел Рем, было, по существу, правильно, разве что нельзя было допустить, чтобы это делал гомосексуалист и анархист. Был бы Рем психически нормальным человеком и цельной натурой, вероятно, 30 июня были бы расстреляны не несколько сотен офицеров СА, а несколько сотен генералов."

Тех самых генералов, которые громили советские войска под Киевом (1941 год), на Крымском полуострове (т.н. Крымский фронт), под Севастополем и Харьковом в 1942 году, которые сумели блокировать Ленинград, обладая гораздо худшим оружием (при том, что здесь Советская Армия могла бы сделать то, чему ее именно и учили до войны – начать наступление, благо обстановка как в "победоносной" Финской кампании, если не лучше; см. главу 5, "Финская кампания" Советской Армии (Зимняя война 1939-1940 гг.) и "выводы" Суворова) и чьи военные операции вошли в учебники по ведению военных операций!

Если кто сомневается в правильности (с военной точки зрения) этих слов, то пусть посмотрит лишь на соотношение сил.

"На всем этом лежит печать глубокой трагедии, последствия которой мы ощущаем и сегодня. Тогда как раз был подходящий момент для революционизирования Рейхсвера. Этот момент из-за определенного стечения обстоятельств не был использован фюрером. И вопрос сейчас в том, сумеем ли мы вообще наверстать то, что было нами тогда упущено".

Даже Гитлер с Геббельсом сообразили, что Сталин действовал правильно, а наши агитаторы твердят: обезглавил, обезглавил, обезглавил, трагедия, трагедия, трагедия... "

Как хотите, г-н Суворов, но вероятнее всего, что на всем этом "лежит печать" действий главного союзника – Японии. См. ниже.

"А не пора ли задуматься над странным обстоятельством? Перед войной Сталин уничтожал гениальных полководцев, но завершил войну с несокрушимой армией и целым ансамблем не менее выдающихся генералов и маршалов: Рокоссовский, Василевский, Драгунский, Малиновский, Говоров, Жадов, Конев, Ватутин, Черняховский, Новиков, Кузнецов, Малинин, Баданов, Богданов, Антонов, Мерецков, Крейзер, Ротмистров, Рыбалко, Лелюшенко, Катуков, Берзарин, Пухов, Пуркаев, Голованов. Да всех разве перечислишь!"

Ну, что такое, к примеру, генералы Жуков и Конев, напоминать не стоит. Вспомним хотя бы взятие Берлина этими двумя конкурировавшими генералами… и потери не менее 400 тыс. только убитыми в советской армии, при ВСЕЙ численности берлинского гарнизона около 350 тыс. Короче, "победа не уменьем, а огромнейшим числом", как говорится в уже подзабытом стихотворении.

"А Гитлер свою армию не обезглавливал, но завершил войну с разгромленным государством, с разбитой и безголовой армией. Так почему же про "обезглавленную" Красную Армию написаны тысячи научных трудов, книг и статей, а про безголовую армию Гитлера никто трудов не пишет? Хотел бы я знать, почему все смеются над кадровой политикой Сталина, но никто не смеется над кадровой политикой Гитлера? А ведь трагедия германской армии налицо. И заключалась она в том, что Гитлер к войне не готовился, генералов сотнями перед войной не стрелял, потому войну проиграл, потому был вынужден застрелиться сам.

О величии и ничтожестве стратегов судят по результатам войны. Так давайте же судить по конечным результатам, давайте же цыплят по осени считать!

Хорошо иметь козырные карты в начале игры. Но лучше – в конце. Оценим ситуацию. У Сталина к концу войны – плеяда выдающихся и даже гениальных полководцев, У Гитлера – никого."

Но никакие выдающиеся полководцы не помогут, если ты решил захватить весь мир, громогласно объявил об этом и сделал все (вместе со своим главным союзником), чтобы этот мир против себя восстановить.

Как Гитлер с японскими "начальниками".

"Так кто же из них умнее? И не пора ли дурацкий колпак надеть на того, кто его действительно заслужил?"

В таком случае н на японцев тоже надо бы надеть дурацкий колпак. Давайте "посмотрим на события" 1942-1945 годов (т.е. после того, как Япония по малоумию напала на Америку) "трезвым взглядом" и представим представим себе, что качество вооружения у активно воюющих сторон примерно одинаково (в принципе, так оно и было). Посчитаем население этих сторон и численность армий.

С одной стороны:

  1. Германия, Австрия, Япония, Румыния, Италия, Венгрия ("страны Оси"), плюс покоренные страны, работающие на Германию ("союзники поневоле") – Чехословакия, Голландия, Дания, Норвегия, Югославия, плюс, наконец, Финляндия.

С другой:

  1. Англия, Франция + страны, покоренные Германией ("союзники поневоле", те самые). Насильно союзников держать трудно.
  2. Советский Союз, Монголия.
  3. Уже далеко не нейтральная Америка.

Думаю, и без подсчетов вывод ясен. При примерном равенстве военной технологии у Союзников было подавляющее преимущество.

В завершение этой главы приведу цитату из самого начала главы "Отрезвление", дабы читатель мог понять, что все разговоры о "глупых германских генералах" суть не более чем разговоры, и вызваны они опять-таки подавляющим численным перевесом Советской Армии к концу войны:

"В первые дни февраля 1945 года войска Красной Армии вышли к Одеру, форсировали его и захватили плацдармы на западном берегу. До Берлина оставалось 60 километров."

Итак, что же видим? "Возродившаяся и помолодевшая" Красная Армия смогла пройти 60 километров за 3 c лишним месяца (это по 600 метров в день), преодолевая сопротивление "немощного" Вермахта, к тому же "начисто лишенного топлива и полностью деморализованного". А при взятии ею этого самого Берлина, что "в 60-ти километрах", было потеряно около 200 тысяч убитыми и ранеными.

Нужны ли комментарии?

"Нас учили оценивать результаты кадровой политики Сталина на чисто эмоциональном уровне. Нас учили мыслить так, как мыслит пьяный, которым движет чувство, а не рассудок. Но не пора ли посмотреть на события 1937 года трезвым взглядом, а не через пьяные слезы?""

Как бы мы оценивали эту политику сейчас, если бы война развивалась по другому сценарию?